02:12 

Кое-что из моего...

Я не девушка, я Святая Инквизиция!
Название: Судьба заразна.(с)
Автор: Lavi Smile
Бета: Бета свалила,приедет кину.^^
Рейтинг: R, пожалуй.
Пейринг: Эйс/Луффи, он же Дицест
Дисклеймер: о великий Ода...
Размещение: Желательно сказать мне,но если такой возможности нет,прошу с шапкой,шапкой и только шапкой))
Варнинг! *на этом месте могла бы быть ваша реклама х3*
Жуткая ООСность, сопли розово-зеленые, банальная ситуация, хреновое описание, ситуация кое-где невозможная, косой юмор, автор лох, и, вообще, мой фанфик, что хочу, то и ворочу…


Никогда не знаешь, где тебе повезет. (с)

Взбесившийся автор спас Эйса (с)



Часть первая. Жизнь.
Наручники из кайросеки тянут уже давно онемевшие руки. Все тело будто натянутая струна, нетерпеливо дрожащая под чуткими пальцами. В глазах плывет, а пересохшие губы, не слушаясь голоса разума, беспрестанно шепчут: «Луффи, уходи отсюда. Луффи. Я не хочу, чтобы ты меня спасал, Луффи.»
Невидимый двойник Эйса в голове неторопливо, наслаждаясь, перелистывает страницы его памяти. Этот второй Портгас настоящий садист, ибо воспоминания не дают ничего, кроме ужаса. Боли. Страха. Не за себя: со своей смертью Эйс давно смирился.
Страшно за крики отчаяния из-за стены.
Страшно за пушки, не перестающие стрелять. Точнее, страшно за их цель.
Страшно за отца.
И, в конце концов, за своего безбашенного брата.
С самого его появления (можно даже сказать чудесного появления, а если быть грубее, то: «Вот ведь идиот, как снег на голову свалился!») , Портгас знал…Брата не отправить назад. Его не остановить. Это знание затаилось в самой глубине разума, а вслух лишь: «Я не хочу, чтобы ты меня спасал!»
Однако же, стоит признаться, что своим появлением на поле битвы, Луффи вносит и некоторую надежду, абсолютно противоречащую звучащим вслух словам.
Я хочу, чтобы ты меня спас.
Природная вредность (в народе называемая «братской любовью») добавляет: …чтобы я смог прикончить тебя сам.
Еще одна мысль не дает покоя: «Я хочу, чтобы меня казнили сразу»
Потому что добивает абсолютно все. Слезы Гарпа - старику сложно разрываться между службой и семьей. И вместе с ним разрывается сердце Эйса.
Каждый крик убитых, будь то маринерцы или пираты, заставляет сжиматься. Эта война –из-за него.
Каждый удар Адмиралов по телу его брата, и Портгас в который раз утыкается лбом в доски эшафота: это и его боль тоже.
Однако, в таком положении даже легче сносить хаос вокруг. Доски неожиданно теплые, от них исходит едва заметный сладковатый запах сосны, и, кажется, будто он оседает на губах, оставляя легкий привкус.
Спокойствие позорно дезертирует при первом же крике Луффи.
-Я хочу… - пересохшие губы едва двигаются, хочется застыть в таком положении, да так и не подниматься, чтобы сдохнуть тут, и путь все катятся отсюда подальше, лишь бы не воевали!
Какой, однако, Портгас эгоист при ближайшем рассмотрении. Одни «Я хочу!», да «Сдохну».
Они тут за него жизнь отдает, а он…
Процесс самобичевания прерывает вскрик Сенгоку, и хохот Гарпа. Последнему, впрочем, можно не придавать особого значения: старик ржал в любом случае.
Большей неожиданностью была встряска эшафота. Эйса резко мотнуло вперед, отчего он ощутимо пощупал уже совсем не приятные доски лбом, потом внезапно рвануло назад.
Тут уж по- любому голову поднимешь…
Хотя, лучше бы не поднимал.
За край железного столба держатся резиновые руки (экий оборот речи…). А к резиновым рукам крепится резиновый балбес. Вполне живой, но кое-где помятый. Не потерявший, впрочем, товарный вид.
«На черном рынке возьмут» - ошарашено думает Эйс, прежде чем до него доходит весь смысл произошедшего. Луффи. До него. Добрался.
-Эйс! – кричит он, поднимая голову вверх. Портгас видит громадные глаза, царапину на щеке, стекающую липкую кровь по жилетке. Он видит растрепанные черные волосы, слышит тяжелое дыхание и чувствует кожей радость младшего брата.
Добрался.
-Неплохо, парень, – усмехается Сенгоку. – Я, пожалуй, дам тебе обнять братца напоследок, после чего просто выкину тебя отсюда.
За этими словами скрывается ужас пробравшегося на кухню таракана. В смысле, страшно, черт побери, но жрать-то хочется.
Тут то же самое. Страшно, а поднять Ден ден муши, и сказать по нему пару веских слов тоже страшно, Монки Д. Луффи ждать конца разговора не станет, врежет не раздумывая.
А Генералы-то, как по команде в другую сторону смотрят…
-Заткнись! – привычно огрызается парень, подтягиваясь на руках. Судорожно выдыхает, взбирается на эшафот, буквально уткнувшись Эйсу носом в шею.
-Гарп! – резко оборачивается Сенгоку, но старика вдруг крайне заинтересовала оторвавшаяся с мундира пуговица. А вдруг, это злой замысел врага?! Дозор не дремлет, он должен разобраться во всем!
-Хорошо же…- шипит главнокомандующий, молниеносно подносит Ден ден муши ко рту. Тут же кричит от неожиданности. Как уже говорилось, Монки Д. Луффи не станет ждать, а махнуть резиновой рукой, выбив из рук средство связи может любой. Да и вырубить вторым ударом самого командующего тоже.
-Заткнись! – снова кричит младший, после чего, подумав, добавляет: - Я спасу Эйса!
-Да спасай уже реще! – вставляет свое слово в содержательную беседу старший брат. Очень, до жути хочется огреть Луффи по голове, но это удовольствие Эйс оставляет на неизвестное «потом».
Братец наконец опомнился, и… Нет, не опомнился.
-Луффи…-хрипит Портгас. –Я конечно понимаю, соскучился и все - такое… Но какого черта ты лезешь обниматься?!
-Сиди спокойно. – коротко говорит брат. Эйс слушается, в кои-то веки, не так уж часто у брата бывает просветление… - Наручники-то у тебя сзади! – довольно добавляет он через некоторое время.
Хочется поблагодарить Луффи за необычное и важное открытие. Желательно пинком.
Но в этот же момент груз, так опостылевший рукам за необъятное количество времени внезапно исчезает, а сам брат, довольно ухмыляясь, крутит на пальце ключ.
-Я спас тебя Эйс! – на губах Луффи появляется привычная улыбка, а сам он подхватывает брата, закинув ошалевшего Портгаса на плечо.
-О, кажись ничего такого, – с выразительным напором сообщает Гарп, - через пару минут можно посмотреть и на моих внуков…
Такой намек понятен даже Луффи.
-Гому гому но… - Эйса невольно передергивает, и возникает позорное желание напомнить Луффи, что он, как бы, ранен, истощен, и встряска в таком состоянии не бывает полезной. -…Базука!!!
Судорожно вцепиться в плечо брата, уткнуться носом в его кожу, с отчаянной болью чувствуя запах резины, крови и пыли, и удивиться бережному приземлению.
-Портгас на свободе! – слышится справа пораженный крик, переходящий в предсмертный кашель. Отвлекаться в битве глупо.
Следом за этим хрипом-кашлем раздаются другие голоса, уже радостные, но не менее удивленные.
-Эйс!
-Эйс тут!
-Соломенная шляпа спас Огненного кулака!
В это время Луффи бросается вперед, и Эйса пробивает кулаком, но уже озарения.
А ведь правда…Спас. И резиновому этому хоть бы хны, несется себе и несется, с грузом больше его раза в два (пусть не в два, но Портгас не пушинка…).
В какой-то момент крики привлекают не совсем желанное внимание, а потом лед оказывается под боком, безжалостным копьем вспарывая кожу не то холодом, не то остротой, а сознание не выдерживает навалившегося, и медленно гаснет.
Последней, мелькнувшей черным по белому фразой было:
«Никогда не знаешь, где тебе повезет».

Часть вторая. Смерть.
-Странно, что он так быстро отключился.
-Ничего странного, учитывая его измотанность, раны, и долгое присутствие наручников из кайросеки на его руках. Тут каждый свихнется, а он даже остался, наверное, в своем уме.
«Кто там такой мудрый-то…» - мелькает в голове ленивая мысль. Думать не хочется. Точнее, хочется, но не о двух собеседниках, стоящих поодаль, а о теплом одеяле, мягкой подушке, легкому покачиванию.
«Явно на корабле…» - решает Эйс, и его тут же подбрасывает на кровати. «Корабле!?»
-Эйс, ты очнулся! – радостный вопль брата не перепутаешь ни с чем. – Ну наконец-то! А то когда ты отрубился, я думал, что ты уже все! – к концу фразы голос теряет свою радость, но его носитель не может долго оставаться грустным. – Поэтому, я…
-Что с остальными? – прерывает Луффи Огненный кулак. – Что произошло после моей отключки? Где отец?...
Женщина (ее зовут Хэнкок, кажется, но за это Эйс не ручается. Он не запоминал ее имени. А уж после удара об лед за свое имя не ручается. ) , отводит глаза.
-После того, как ты потерял сознание, Луффи отнес тебя на корабль одних из ваших союзников. Мы все сдерживали дозорных, рвущихся в бой, помогая вам уйти. Непросто было. После мы уплыли. За нами должны были отправиться остальные.
-Где отец? – повторяет Эйс, обводя напряженным взглядом каюту (к слову сказать, полную людей), и каждый, на ком Портгас останавливал взгляд, старался отвести глаза.
Это не нравится. Это настораживает.
-Он… Ну, в общем…
-Он умер. – Луффи не позволил себе мямлить.
-Он…умер? – слова стали чуть материальнее, воздух ощутимо нагрелся. – Так какого хрена вы не спасли его!? Почему вы не…
Речь становится полной на оскорбления, на невольных участников битвы выливается куча злости и отчаяния, сдерживаемого все заключения внутри себя. Зачастую понимаешь, что делаешь что-то не то, но остановится и прекратить… Это кажется чем-то невозможным и далеким.
-У нас не было выбора! – внезапно отвечает Луффи, пряча глаза под полами соломенной шляпы. Его волосы кажутся слишком темными, режущими взгляд, а солома ненормально желтой, так и хочется отвести взгляд.
Но Эйс не отводит.
-Мы должны были спасти либо тебя, либо его. Тем более, вокруг была его команда. -говорит Хэнкок.
Слова справедливы, когда их слушает человек, разум которого затуманен только горечью потери. Однако, если примешать к ним еще и напряженное отчаяние, смесь становится горючей.
-Да, и еще… - начинает Луффи.
-Замолчи! – рычит Эйс, резко вставая с кровати. Мир слегка помутнел, перед глазами замелькали разноцветные пятна, голоса стали чуть приглушеннее, будто кто-то убавил звук. «Да плевать» - мелькнуло в голове, после чего кулак врезается в скулу младшего, отбрасывая того от себя. Будто во сне наблюдает, как тело врезается в дощатую стену каюты, выгибается, а долгожданный звук появляется в виде крика боли.
Нет, не крика. Луффи редко кричит, Эйс улавливает его боль скорее на чувствах, чем на звуке, но этого хватает.
Мугивара ведь тоже пострадал, едва ли не больше, чем сам Портгас. Многочисленные раны, гормоны, введенные в его тело, несомненно, дают о себе знать.
Не о том, ох не о том сейчас мысли…
-Тебя вообще не должно было быть тут! – срывается на крик. Воздух становится еще теплее, приобретает материальность, касаясь кожи своим жаром. – Ты…Я говорил тебе, что у нас разные пути!? Говорил уходить отсюда!? Мне не нужна помощь несносного младшего брата!
Луффи медленно встает на ноги, пошатываясь, хватая ртом воздух, касается рукой живота, проводит чуть вниз, и смотрит на выступившую кровь словно на чудо. Вытирает о штаны. Не страшно.
Они дрались уже много раз, но этот случай какой-то слишком особенный, яростный, неконтролируемый. Оттого и пугающий.
-Я… - выдыхает Мугивара, прикусывает нижнюю губу, царапает ногтями собственную кожу. – Я отдал бы за тебя жизнь.
Тишина давит на разум, больно. Дышать становится легче. Но взгляды, явственно осуждающие, выбешивают. Один взмах, и ничего не будет. Возможно, он даже будет с отцом… Судорожный вдох дается с трудом, едва пробивая путь в легкие.
-Мне плевать, – медленно садится обратно на кровать, сжимая в руке одеяло. Ложится, отворачивается к стене, стараясь не спалить тут все. Дышать.
Эйс слышит, как они выходят из каюты, после чего дает волю раздражению.
И какого хрена он снова натворил?!

Часть третья. Бессмертие.
Никто не мог подумать, что Луффи может быть подавленным. Никто не мог подумать, что он может ходить в никаком состоянии, отказываться от еды и общения, подолгу смотреть в одну точку.
Это был не Луффи.
Никто не мог подумать, что Эйс будет смотреть на это дело издалека, сжимая кулаки, и, внезапно, отворачиваться.
Никто не мог смотреть в глаза Луффи после этого.
Боль и непонимание, отражающееся в них, заставили бы самого жестокого человека содрогнуться.
Эйс явно был железным.
Возможно, его упрямство подстегивали обвиняющие взгляды команды (в особенности старалась Хэнкок).
-Извини, может, это не мое дело…- осторожно сказал как-то Джимбей. – Но не мог бы ты поговорить с ним? Я понимаю тебя! – поспешно добавил он, поймав взгляд Портгаса. – Но он старался изо всех сил. Он искренне любит тебя, Эйс - сан. Желание спасти тебя было очень сильным. Он так же боялся за тебя, как и ты за него. И твои слова оказали на него совсем не то действие, какое хотелось бы. И…Он не виноват в смерти Белоуса.
-Насчет этого я погорячился, – согласился Огненный кулак. – Но в том, что он вмешался не в свое дело - нет.
-Ты действительно в этом уверен, или просто упираешься? – внезапно жуликовато улыбается повелитель моря.
Умеют же некоторые люди смотреть в тебя. Угадывать мысли, чувства, не обращая внимания на нежелание испытуемого «угадываться». Причем после этого, еще и давить, мол, почувствуй голос своей совести! Причем заткнуть его ты не сможешь, он-то, представляешь, материален! Так что, милый мой, мучайся теперь с внезапно свалившейся на голову совестью, причем (учитывая вес Джимбея), отмахнуться от нее мухобойкой не выйдет.
-Я подумаю. – прикрывает глаза Портгас.
______

Стоя у двери, ведущей в комнату Мугивары, Эйс вовсю ругает Джимбея. После его слов, с виду, не особо укоряющих, чувствуется неприятный осадок вины. Хрустит на зубах, как песок, неприятно, противно.
Портгас легонько касается досок, поглаживая, не решаясь постучаться. С чего-то очень страшно идти туда, хотя Луффи не способен долгое время обижаться. Но кто знает, вдруг, слова, сказанные в пылу спора, окажутся куда более оскорбительными, чем, допустим, стоя на эшафоте…
Перед глазами Огненного кулака ясно проносятся картины: Хэнкок, обнаруживая его у двери, капает на мозг своим торжествующим взглядом, Джимбей довольно ухмыляется, а взгляды команды напоминают скорее детский кошмар, чем нормальные лица.
Передернувшись всем телом, Эйс наконец легонько стучит в дверь.
-Луффи, это я. Зайду? – аккуратно толкает преграду рукой. В комнате горит свеча, озаряя предметы теплым желтым цветом. Пахнет свежестью и апельсинами, немного горьковатый, но несомненно приятный и знакомый запах.
Много воспоминаний с ним связано…
-Ты пахнешь апельсинами. – малыш – Луффи удивленно оборачивается на голос старшего брата.
-Я не ел. Я не слишком люблю апельсины. Я люблю мясо. – лыбится он.
-Знаю. – вздыхает. Потом, внезапно, подтягивает за шкирку к себе упирающегося мелкого, сажает на колени и утыкается носом в волосы. Тот удивленно замирает.
-И все равно, пахнешь,- ерошит волосы.- Тут…-проводит пальцем по шее. –даже сильнее.
Луффи смотрит на него странно прямым взглядом, от которых позже будет бросать в дрожь самых жестоких его противников. Потом обвивает руками шею брата ( чуть не задушив, чтоб его…), и прижимается сильнее.
-Тепло. – радостно сообщает он, сверкая глазами. Эйс обнимает его в ответ.
Смешно, в четырнадцать-то лет, сидеть на траве, крепко обнимая худощавого братца, вдыхать его аромат, и абсолютно не парится насчет расходящихся вскоре путей.
Это не важно, ведь они все равно встретятся.

-Эйс? –хриплый голос заставляет вынырнуть из воспоминаний. –Чего ты тут делаешь? Зачем пришел?
Портгас ухмыляется. Вчера Хэнкок просидела у Луффи целый день, и занимались они, видимо не тем о чем мечтала бы Боа, а промывкой мозгов.
Мугивара сидит на кровати, подтянув ноги к подбородку. Поза страдальца, это точно.
Взгляд слегка насторожен, но пугающе равнодушен, мол, плевать уже на то, что ты скажешь.
-Луффи. – мягко говорит Эйс, присаживаясь рядом. Сначала не подбирает слов, а потом решает, что заковыристые фразы нечасто были в моде, приветствуются скорее простые. –Извини, что наговорил тебе много лишнего.
-Ничего, я давно тебя простил. Ты все? Я спать хочу. – отворачивается к стене.
«Наверняка, чтобы я не видел его глаз.» -думает Эйс, понимая, что вчера Хэнкок сидела действительно долго.
-Иди сюда. – Мугивара мгновенно теряет всю вычурность, которая давалась ему с трудом (у него на лице громаднейшими буквами написано), и смотрит удивленно на старшего брата. Не верит. Не понимает.
Портгас сам притягивает к себе Луффи, сажает на колени, как раньше, и зарывается носом в волосы.
«До тошноты романтично.» -мелькает в голове. А точнее, привычно. Так бывает когда, потеряв что-то надолго, находишь. Сначала щупаешь недоверчиво, вдруг вещица/человек снова уйдет куда-то? Потом, посмелее, начинаешь дотрагиваться, чтобы почувствовать теплоту. А потом уж хочешь забрать его всего, без остатка, мол, хрен я тебя теперь потеряю, ты мой.
Луффи не верит. Сначала. А потом касается груди Эйса, слегка царапает, вжимается чуть сильнее. Обнимает, не применяя, впрочем, своих способностей. И у Огненного кулака в голове щелкает, так, с намеком. Это шанс все прояснить.
-Я боялся за тебя, – тихо говорит он, как маленького, гладит по голове. Волосы мягкие, сквозь пальцы невидимыми струями.- И кричал тоже, потому что боялся. Если бы ты погиб… Как же я жил бы без тебя? Кого мне вытаскивать из всяких непотребных мест?
Да и представь. Многие погибли из-за меня. А тут ты появляешься…- путано выходит объясняться, но Луффи поймет.- И у меня страх. Что будет, если я потеряю еще и тебя? Меня не будет. Когда я узнал про отца, я испугался. Того, что это могло бы быть не только с ним. Луффи… Не делай так.
-Не буду, – поднимает голову, довольно лыбится. – Ты ведь теперь в моей команде!
Следующие полчаса в комнате царят крики, неразбериха, в воздухе летают поджаренные перья из подушки. Следующие полчаса оную подушку судорожно тушат, после чего, абсолютно изнеможденые, побитые и прожаренные братья падают на кровать.
Смеются. Этот смех, как лекарство окончательно разряжает обстановку.
Эйс дышит хрипло, немного тяжело.
-А я все равно буду тебя спасать, – внезапно говорит Луффи, перекатываясь на бок и приподнимаясь на локтях. Немного молчит. – Ты - меня, а я - тебя.
Портгас лишь вздыхает. Ничего путного из переубеждения брата не выйдет, эту истину он уяснил еще с их первой встречи. Эйс садится, опираясь спиной о стену, грозный Мугивара же снова устраивается на коленях. От него исходит ощутимое тепло, но почему-то возникают сомнения насчет его материальности. Однако, тяжесть на коленях и дыхание на шее заставляют задуматься скорее о здоровье головы, нежели о реальности Луффи.
Неожиданной волной накатывает щемящая нежность, воспоминания о казни только подогревают состояние.
«Я спасу тебя, Эйс!»
Воздуха, в который раз, становится мало, пьянящий запах свежести сводит с ума. Хочется, чтобы вот этот вот балбес на коленях оказался еще ближе, куда ближе, чем сейчас. Чтобы до неприличного рядом, до тошноты, до жадного дыхания, до обветренных губ.
«Спасти то спасли, да мозги пострадали» - думается даже с трудом, все мысли сводятся к тому, как бы устранить это недоразумение без опасных последствий.
-Эйс? –глаза слишком понимающие, будто… Чувствует то же самое.
-Мне…Тебя мало. – решается выдохнуть сквозь сжатые губы, облизнув после быстрым движением языка.
Вот уж кто не будет сомневаться.
Луффи слегка приподнимается, касается губами сначала у самого уголка рта, потом чуть дальше, потом наконец прижимается, одновременно прикрывая глаза. Однако, бархатная темнота из-под век завораживает, заставляет слегка податься вперед, аккуратно толкнуться языком между губ – не спугнуть. Провести, прикусить. Руками осторожно взять за бедра, будто Мугивара фарфоровый, а не резиновый. Прижать к себе сильнее.
Эти медленные действия сводят с ума, но Эйс чувствует странное наслаждение, будто выпивая теплый коктейль в летнюю ночь – охота растянуть прохладу, но искушение выпить сразу слишком велико.
Когда идет ставка на ощущения, момент, когда в голове что-то соскакивает, очень легко пропустить.
Хриплый стон, сорвавшийся с губ Луффи, является этим самым ощущением.
Крепко вжать в себя, стараясь растворить, их языки уже сплелись, неумелость Луффи только подогревает внезапную страсть. Мугивара полностью полагается на чувства- близость у него впервые, это пьянит, это отнимает воздух, это заставляет желать брата еще больше. Стыдно, да, но Эйса уже не остановить, да и его самого заносит на поворотах. Ведь руки уже в не совсем положенном месте – выводят узоры на животе, тело откликается ожидаемо: мелкой дрожью, хриплым, помимо своей воли, стоном.
Эйс гладит младшего, ощущая чуткими пальцами каждую царапину его тела. Шрамы, раны, все еще кровоточащие, заставляют передернуться – досталось же ему, но как-то на все плевать, если ему это нравится. В какой-то момент, Портгас ощущает на пальцах липкую жидкость, чувствуется железный запах, а Луффи едва заметно дергается.
Эйс медленно слизывает кровь с руки, будто дает передышку, но останавливаться не собирается, поглаживает второй рукой по спине, скользит чуть ниже, сжимает бедра.
Вовремя вжимается губами, ловя тихий стон.
Пьяняще мало. Его мало.
Мугивара трется о живот Эйса, хватает его за плечо, прижимается лбом к его лбу. Волосы падают на глаза, а Луффи облизывает пересохшие губы.
Правда, не свои.
Портгас не дает отстраниться, жадно отвечает, одновременно опрокидывая его на постель. Наваливается сверху, рукой – между их горячих тел, на секунду остановиться, успокаивающе погладить низ живота, а потом скользнуть за ремень шорт.
Тело брата мгновенно выгинается, Луффи судорожно царапает его спину, больно, до крови, кусает губы, всем телом жмется к Эйсу, будто стараясь найти защиту от внезапного нахлынувшего наслаждения.
Эйс вынимает руку, снимая мешающие шорты, гладит по бедру, целует в губы, и ур-рчит, как довольный кот. А младший пытается оттолкнуть руку, по его мнению, доставляющую слишком неправильное удовольствие. Стыдно, да, стыдно. Перед собой, за дикое желание в первую очередь.
Его мнение не берут во внимание. Уж брат-то знает, когда Луффи действительно что-то не нравится.
Мугивара подается вперед, целуя Эйса, стонет ему в губы, извивается, то вжимаясь, то пытаясь отстранится, и, в какой-то момент, мир перестает существовать. Ощущаются только легкие поцелуи в шею, чуть ниже…Луффи медленно приходит в себя, и первое, что он видит, это (кто бы мог подумать?) брат, невозмутимо облизывающий руку.
Чуть ли не впервые в своей жизни, к голове приливает краска, и мучительно хочется отвернуться. Но… Как-то завораживает. Эйс снова наклоняется к нему, они возвращаются к началу своей «игры», все движения кажутся слишком медленными, однако сердце уже не обманешь: скоро мир снова сольется в одного лишь человека над тобой.
-Потерпишь? – голос немного хриплый, глаза светятся темным светом, а дыхание так и норовит пропасть совсем.
Луффи неуверенно кивает. Он не совсем еще пришел в себя, но чувствует, что брата по- прежнему…Мало.
Эйс проводит губами по его щеке, целует шрам под глазом, успевая при этом весьма сноровисто снимать с себя штаны.
-Расслабься. – шепчет он, обжигая своим дыханием. Вопреки совету, Мугивара напрягается, ожидая проникновения. Портгас, однако, не торопится, поглаживая внутреннюю сторону бедер Луффи, и неторопливо целуя его в шею.
И он расслабляется. Выдыхает, приоткрывает зажмуренные глаза, обнимая шею брата.
Эйс входит. Ме-е-едленно. Тягуче. Время не торопится ускоряться, словно насмехаясь, течет все медленнее.
-Эйс-с…- шипит, судорожно скользя руками по его телу. Неприятно, неудобно, непривычно, и куча таких же слов с приставкой «не». И, как ни странно, не больно.
Сла-а-адко.
Портгас медленно двигается, заставляя младшего постанывать, уже в полный голос, от нахлынувшего букета чувств. Мугивара подается вперед, слизывая с подбородка капли пота. Выдыхает, проводит языком по скуле. Прикусывает мочку уха. Заставляет сорваться.
Время летит на куски, ускоряясь в тысячи раз, подстраиваясь под темп старшего брата.
Луффи терпит, царапая спину Эйса, изредка откидывая голову назад, тихо постанывая, подставляясь под поцелуи.
Эйс чувствует, как по телу проходит волна дрожи, становится до неприличного жарко, а потом… Все заканчивается. Только вот в воздухе витает напряжение, будто следствие недавнего ускорения времени.
Он ложится рядом с Луффи, чувствуя под собой ледяную простынь, приносящую облегчение разгоряченному телу. Молчит, стараясь не смотреть на брата.
-Знаешь, что, - сам начинает разговор Мугивара. Портгас вопросительно смотрит в глаза и облегченно выдыхает, не замечая там отрицательных чувств. Только довольные искорки мелькают в глубине.
-Чего?
-Нас же слышно было. Возможно ли просидеть в каюте весь путь до Сабаоди?
Эйс смеется.
-Смотря как коротать время,- хитро улыбается он.- И не пускать к себе посторонних.
Уж на что, а на мнение людей на палубе Портгасу сейчас откровенно плевать.
_____

-Хэнкок ушла? – раздается шепот из каюты снизу.
-Ушла, –отвечает Джимбей, оглядываясь. –Открывайте, я еду принес.

@темы: Фанфикшн, Эйс/Луффи

Комментарии
2011-02-06 в 12:49 

Lyolya-san
Продолжение - не есть его начало. Суть Продолжения - продолжаться.
прониклась атмосферой: переживала за братиков, радовалась их воссоединению и смеялась в финале ))
очень понравился момент - Эйс перед дверью в каюту Луффи, его воспоминания...
Lavi Smile, спасибо за фанфик!

2011-02-06 в 15:02 

В зеркалах мы все хуже, чем на самом деле. ©
мррр... очень понравилось. прямо очень *г*

2011-02-06 в 17:42 

А мне тоже понравилось, автор молодец))
Правда... ну да ладно, про кое-где невозможную ситуацию предупреждение было, так что всё отлично, думаю)

2011-02-06 в 18:45 

Lavi Smile
Я не девушка, я Святая Инквизиция!
MikRaine , Да,я в курсах про Сенгоку,но,честно говоря,в тот момент автор боролся с желанием написать какой-нибудь мазохизм с участием Сенгоку,дабы убить его нафиг...Наверное,он услышал и испугался.*автор оправдан !*

Спасибо всем)

2011-02-18 в 23:53 

Жизнь - это только начало конца...
Спасибо за фик, прочла на одном дыхании

2011-02-19 в 00:30 

Lavi Smile
Я не девушка, я Святая Инквизиция!
спасибо за отзывы)

2011-03-01 в 03:20 

Goodbye sober day
Чудесный фик. Чувства героев переданы прекрасно. В самих героев и происходящее веришь.
Большое спасибо, Автор.

2011-03-01 в 19:11 

Lavi Smile
Я не девушка, я Святая Инквизиция!
Рада,что понравилось.

2011-03-28 в 00:11 

Братья Ди
Спасибо большое за шикарный фик :red:

URL
2011-03-28 в 19:45 

Я не девушка, я Святая Инквизиция!
рада,что понравилось^^

2013-10-20 в 14:47 

Спосибо за фанфик он просто невероятный.:-)

URL
     

Ace & Luffy

главная